Андрей Кашкаров: Что ожидать от финнов при эскалации противостояния и военного конфликта?
Отношения с северным соседом — Финляндией, некогда «приятные» со времён 1956 года по вторую декаду ХХI века (президенты Урхо Калева Кекконен, Мауно Хенрик Койвисто, Мартти Ойва Калеви Ахтисаари, Тарья Каарина Халонен, Саули Вяйнямё Ниинистё – все по-разному, но в общем поддерживали отношения с Россией) теперь «охладились». 

Военный эксперт, журналист Андрей Кашкаров отметил, что не стал бы винить в этом финнов, ибо, во-первых, у каждого есть право на свою позицию и самоопределение, а во-вторых, после череды войн в ХХ веке нас откровенно боятся. Это было заметно всегда, но в разной степени. Как участник Североатлантического альянса Финляндия представляет если не угрозу интересам России, то безусловно, интерес как потенциальный противник.

— В финской концепции ведения боевых действий и партизанской тактики Мотти со времён генерала Раапана (битва при Иломатси) мало что поменялось. Кроме технологий, далеко шагнувших вперёд. Как и в ХХ веке главная особенность армии страны Суоми — её малая постоянная численность. Так егерские бригады (лёгкие сухопутные силы), а по российской терминологии — мотострелковые части, в мирное время состоят из учебных подразделений и будут в случае конфликта развёртываться за счёт призыва резервистов, — отметил журналист.

По словам Андрея Кашкарова, страна Суоми условно труднопроходима везде, где нет дорог, это особенно актуально в Лапландии и уже к северу от Каяани. Противник на её территории окажется привязанным к железным и автомобильным дорогам. Силы быстрого реагирования в составе одного батальона, на случай внезапного вторжения, количественно невелики, а пограничная служба (со всеми её подразделениями, включая небоевые) в количестве 2,7 тысяч человек на всех границах находится в ведении МВД Финляндии, и едва ли сможет отразить настоящее вторжение. Все сухопутные войска республики насчитывают примерно 24 тысячи человек: батальон сил специальных операций, 2 бронетанковых полка, 2 механизированные бригады, 3 бригады егерей, 6 пехотных бригад, артиллерийскую бригаду, полк противовоздушной обороны, 7 инженерных полков, 3 батальона связи. Это совсем не много. В такой ситуации финны будут и смогут воевать только на своей территории.

— Дополнительным ограничением возможностей Финляндии в обороне нужно считать и очень небольшой мобилизационный потенциал страны, население которой всего около 5,5 млн. человек. 
Говорить о качестве подготовки финских военных сложно, ведь какова она — доподлинно не известно. Однако, финские военнослужащие неоднократно входили в состав различных ограниченных контингентов сил в Африке, Ираке, Ливии и Афганистане. Принимая это во внимание, можно не сомневаться, что «военный опыт» у участников «мероприятий» в горячих точках — явно ненулевой. Учитывая свою малочисленность, финны уделяют особое внимание подготовке кадрового резерва, состоящего по некоторым оценкам из 280 тысяч человек, которые могут быть введены в строй согласно мобилизационному плану за несколько дней. Понятно, что их нужно будет переподготовить, но условия и базы для этого есть. Всё это чётко показывает, что в финской армии делают упор не на количество солдат, а на современные технологии, — рассказал эксперт.

Кашкаров рассказал, что в середине 2005 года у Финляндии уже была собственная разработка «танковой информационно-управляющей системы». Это единое электронно-цифровое устройство, оперативно получающее данные о тактической обстановке, противнике, а также о своих и вражеских бронемашинах. Прибор полностью защищённый, компьютеризированный и легко управляется джойстиком. 

— С 2016 года на неновые уже шведские БМП CV-90 с относительно мощной пушкой установили комплекс активной защиты (КАЗ) финской разработки, действующий по принципу КАЗ «Трофи» производства Израиля. Система обнаруживает подлетающие к машине кинетические и кумулятивные боеприпасы и сбивает их, ну, или пытается сбить. Тепловизорами и мультиспектральным камуфляжем снабжены «ручные переносные комплексы поражения». Это снижает их радиолокационную и инфракрасную заметность для ПТРК и вертолётов противника, — отметил эксперт.

По мнению Андрея Кашкарова, тенденции к замене в финской армии советской военной техники на «скандинавскую» и «западную» проявилась не вчера, а достаточно давно. 

— Вот отдельный пример. В 1990-е основным средством ПВО Финляндии были российские системы Бук-М1. Тактическая авиация сухопутных сил состояла из нескольких эскадрилий модифицированных вертолётов российского производства Ми-8М, закупленных ещё в 1976 году. Но финны решив, что их вероятный противник - РФ, осознали, что «потенциальный супостат» хорошо знает свои системы и способен их нейтрализовать, перевели свои ПВО-ПРО на норвежский комплекс NASAMS II и др. А российские вертолёты больше не закупались, да и контракт на закупку истребителей Су-27 также был отменён. В 2015 году вместо них были выбраны самолёты производства США, — сообщил Кашкаров.
© 2024 Фонтанка Ньюс | Сетевое издание. Все права защищены.
Учредитель Кацман К.М.
Главный редактор Кацман К.М.
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Запись в Реестре № ФС77-84892 от 31 марта 2023 года
Телефон: +7(901)509-28-08
Электронный адрес: mediarustribuna@gmail.com
Объединенные СМИ  "РУСТРИБУНА"
Использование материалов разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на тексты и иллюстрации принадлежат их авторам. Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 18 лет.
Яндекс.Метрика